home eng search sitemap email facebook
СРЕДСТВА ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ ВАШЕГО БИЗНЕСА
bureau@bulengrin.com
Тел.: 8 499 9408354
  • Web дизайн, разработка сайтов
  • Перевод сайтов на 1С-Битрикс
  • Корпоративная электронная открытка
  • Редизайн, ренейминг, ребрендинг
  • Нейминг, фирменный стиль
  • Выставки, конференции, презентации

читать дальше

читать дальше

читать дальше

Статьи и полезная информация

К экономике знаний

Но, думается, у России есть все предпосылки инновационного развития...

Безусловно, это так, но ведь таковое еще надо уметь использовать. Вот мы говорим, что в области информационных технологий Индия ушла вперед. Да, Индия сделала рывок в области программирования: там программисты, а Россия сильна математиками. С одной стороны, мы не можем набрать «на продукт» столько людей, сколько в Индии, но столько талантливых математиков, сколько есть в России, тоже мало в какой стране мира найдешь. Поэтому если мы разрабатываем стратегию развития информационных технологий, то должны использовать наше преимущество математического плана и креатива создателей собственных оригинальных продуктов. Просто же помогать зарубежным лидерам в создании трудоемких программ, которые отличаются не оригинальностью алгоритмов, а лишь большим количеством людей, нанятых для выполнения рутинной работы, – не наш путь.

И, конечно, хотел бы обратить внимание на то, что у нас есть шанс соединить фундаментальную науку с индустрией программирования, потому что информационные технологии все дальше продвигаются в область решения сложных задач. А сложные программы, например, для физических исследований программист без физика не напишет. И это дает нам возможность использовать потенциал фундаментальной науки в мире экономики знаний. Есть и примеры удачного сотрудничества наших специалистов в области авиации с фирмой «Боинг» в сфере производства специализированных программных продуктов. Применение интеллектуального потенциала необходимо искать и в сфере модернизации традиционных отраслей. Сырьевые компании никто с «инновационного корабля» сбрасывать не собирается, вопрос лишь в том, как стимулировать их активность в направлении технологической модернизации. Поэтому инновационная стратегия должна включать и традиционные отрасли, на технологическое развитие которых может быть задействована существенная часть интеллектуального потенциала.

Речь идет о соединении двух стратегий: стратегии инновационной, которая задает некий темп, вектор развития, и оптимизационной стратегии технологического перевооружения традиционной промышленности. При этом традиционные отрасли должны развиваться с опорой на отечественный научно-технический потенциал, а не только закупать технологии и оборудование за рубежом за проданную нефть. У нас пока нет должной координации между двумя стратегиями развития.

Сегодня главным становится способность применять знания к уже полученному знанию. На первое место выходит не эффективный менеджер, а творческий лидер. Заставить заниматься инновациями эффективного менеджера, обученного организовывать бизнес-процесс по жестко прописанным правилам, – гиблое дело. Главным в инновационной сфере является не умение поддерживать технологическую дисциплину производства кем-то созданного продукта, а способность к организации каждодневного производства и применения знаний с трудно просчитываемыми рисками. Поэтому интеллектуально-творческие качества личности выходят в инновационной экономике на первый план, а главными инвестициями становятся инвестиции в творческого человека.

Как это делается в современной экономике? Сегодня в высокотехнологичных компаниях самыми ценными активами являются их квалифицированные кадры и контракты с выдающимися людьми. Креативные корпорации, имеющие контракты с авторитетными профессионалами, ценятся на фондовых рынках многократно дороже стоимости материальных активов. Если такие кадры покидают компанию – это неприятный сигнал для инвесторов с угрозой провала котировок ее акций на фондовом рынке.

А в чем особенность инновации как объекта для инвестиций? Думается, вкладывать в новое всегда сложнее...

Именно так. Для инвестора здесь ожидаемый эффект известен лишь приблизительно. Рынок практически пуст, конкуренты еще отсутствуют, время реализации продукции не может быть определено точно. И цены на продукт могут быть названы весьма приблизительно. Поэтому трудно писать бизнес-план по шаблону, которым пользуется, скажем, менеджер с дипломом МВА. Все то, чему учат в школах и на тренингах бизнес-администрирования, для расчета инновационных процессов не подходит. Поэтому необходимо как оказание помощи инноватору в выявлении коммерческих перспектив его интеллектуального продукта, так и ориентация разработчика на интересы потенциального заказчика, поиск площадок их взаимопонимания. Критерий заказчика заключается в уяснении охраноспособности инновационного решения и возможности приобретения на него исключительных прав. Самые большие проблемы возникают в случае участия бюджетных денег в финансировании исследований и разработок. У нас ведь и в инновационной сфере проводится фискальная политика. Поэтому при неясной ситуации ни один инвестор в дело не войдет, потому что у него нет уверенности в том, что его денежки не пропадут. Да еще и проблемы гостайны могут неожиданно возникнуть.

Кстати, о времени. Временной запас, в течение которого можно извлекать интеллектуальную ренту из инновации, надо непременно учитывать и рассчитывать. Ведь инновационный продукт дает максимальный эффект только в течение короткого отрезка времени обладания на него монополией, когда возможно выйти на любой ценовой уровень, а покупатель эту цену заплатит. Но как только монополия заканчивается из-за насыщения рынка или вступления в игру конкурентов, экономическая эффективность теряется.

Вы сказали, что тот, кто формирует рыночный спрос, стоит в ценовой иерархии выше того, кто воспроизводит его в продукте. А что это означает для практической деятельности?

Прежде всего то, что мы не должны ограничиваться созданием технопарков и производством наукоемких продуктов. Надо заниматься созданием экономических конструкций, которые формируют сеть для соединения интеллектуального потенциала с отечественным и мировым рынком. Сегодня в подходах к формированию инновационной экономики у нас доминирует технократическая парадигма, которую необходимо сменить на парадигму социальную. Мировой опыт свидетельствует о том, что технологическое наполнение социальных инноваций позволяет запустить модернизацию гораздо быстрее, чем идти по пути привлечения общества к восприятию технологических новинок.

В последнее время в России не только много говорится об инновационном секторе экономики, но и выделены существенные ресурсы для его развития. Принимаются меры по созданию элементов национальной инновационной системы: от утверждения перечней критических технологий и создания государственной венчурной компании до финансирования посевной стадии разработки отдельных перспективных идей. Делается вроде то же самое, что и в технологически развитых странах. А ожидаемого эффекта пока нет. Получается что-то, напоминающее ситуацию с одним увлекавшимся спиртным талантливым английским поэтом, пьяные речи которого однажды записала и утром зачитала ему жена. Поэт внимательно ее выслушал, подумал и сказал: «Слова те. Музыка не та». У нас музыка реальной жизни не соответствует воспроизводимому зарубежному аналогу.

Пример. Приняты решения о создании технопарков. Решения правильные, и слова в них правильные. Только на практике все пока ограничивается землеотводами, коммунальной инфраструктурой и строительством. А вот технологический облик технопарков пока просматривается очень смутно. Эффект получается только при формировании кластера, обеспечивающего объединение участников технопарка в инновационный научно-производственный комплекс определенного профиля с привязкой к местным особенностям и ресурсам – от сырьевых и промышленных до социальных и образовательных. Простое выделение и освоение средств федерального бюджета не решает и не может решить проблемы формирования и запуска инновационного механизма.

Проявляются и другие нерешенные проблемы. Программа технопарков не связана с другими программами развития. Принимается, к примеру, программа создания высокотехнологичных центров по линии здравоохранения, а вопрос о производителях высоких медицинских технологий остается без внимания. В то же время многие отечественные инновационные компании ищут по всему миру покупателей для своих продуктов и услуг, вполне конкурентоспособных на мировом рынке. Если программа технопарков не выйдет на постановку и решение проблем их технологического профилирования, целеустремленной концентрации интеллектуального потенциала и привлечения заказов для его эффективного использования, то благие намерения не дадут желаемого результата.

Аналогичные просчеты отмечаются при принятии и реализации отраслевых программ. Не очень давно приняты программы развития самолетостроения и развития электроники. А возможна современная авиация без современной электроники? Конечно, нет. А связано ли содержание и процесс реализации программы развития электроники с программой развития самолетостроения? Пока никак. Расчет на удачный маркетинг и случайные контракты вряд ли может являться равноценной заменой внятной инновационной стратегии и комплексному подходу к программам развития.

Еще проблема. Базовым институтом экономики знаний является интеллектуальная собственность. Нематериальные активы являются венцом других активов - земли, сооружений, оборудования, оборотных средств. В нематериальные активы входят инновационные производства, отработанные технологии, опытные образцы, НИОКР, идеи и научный потенциал. Все это очень тяжело выражается в финансовом эквиваленте. Нематериальные активы оцениваются фондовым рынком или определяются в сделках купли-продажи бизнеса и прав интеллектуальной собственности. Попытки повышения капитализации высокотехнологичных российских компаний не приносят, однако, желаемых результатов, так как нередко отталкиваются от искаженных представлений об интеллектуальной собственности и нематериальных активах. Так, в последнее время рядом государственных деятелей высказаны намерения увеличить объемы нематериальных активов путем постановки на бухгалтерский учет НИОКР и других результатов интеллектуальной деятельности. Но подобные идеи противоречат мировой практике бухгалтерской работы с нематериальными активами, а используемые ссылки на мировой опыт являются некорректными. Проблема капитализации наукоемких компаний лежит в другой плоскости и бухгалтерскими методами не измеряется. Речь идет о феномене, слабо проявляющемся в товарной экономике, но играющем существенную роль в экономике знаний. Так, рыночная капитализация Microsoft составляет 284,430 миллиарда долларов, а разница же между этим показателем и суммарными активами измеряется величиной в 214,833 миллиарда. Но данная разница, представляющая собой нематериальные активы, вовсе не является результатом «правильного» бухгалтерского учета интеллектуальной собственности. Это свидетельство высокой репутации компании на фондовом рынке, оценки профессионализма кадров и веры акционеров в ее проекты. Таким образом, основная стоимость компаний, производящих знания и технологии, в значительной мере связана с их деловой репутацией.


Страница 3 - 3 из 4
<< | < | 1 2 3 4 | >  | >> Все

Возврат к списку

 

Тел.: +7 499 9408354
117525, Москва,
Днепропетровская 3 корп. 5
bureau@bulengrin.com
Дизайн и разработка Web-сайта - Бюро Буленгрин © 2010 - 2017
Перепечатка материалов допускается только с обязательной ссылкой на www.bulengrin.com
LiveInternet